Наша Кладовая


Видеоматериалы

Спонсор

Центр боевых искусств

Агни Йога
Страницы:

1 | 2 | 3 | 4

Статья Л.И. Снегирёвой

История есть коллективная память народа, память о прошлом


История — одна из древнейших наук, ей около 2500 лет. Ее основоположником считается древнегреческий историк Геродот (V век до н.э.). Древние очень ценили историю и называли ее «magistra vitae» (наставница жизни).

Обычно историю определяют как науку о прошлом - минувшей действительности, о том, что когда-то было с человеком, народом, обществом в целом. Тем самым история сводится к простому анализу событий, процессов, состояний, так или иначе канувших в «Лету». Такое понимание истории является не точным и не полным, более того — внутренне противоречивым. На самом деле история не дает людям забыть «свою былую жизнь». История как бы воскрешает былое, минувшее, заново открывая и реконструируя его для настоящего. Благодаря истории, историческому познанию, прошлое не умирает, а продолжает жить в настоящем, служит современности.

Примечательно, что в Древней Греции покровительницей истории была Клио — богиня, которая прославляет. Свиток и грифельная палочка в ее руках — символ и залог того, что ничто не должно исчезнуть бесследно.




История есть коллективная память народа, память о прошлом.

Но память о прошлом — это уже не прошлое в собственном смысле слова. Это — прошлое, восстановленное и восстанавливаемое по нормам современности, с ориентацией на ценности и идеалы жизни людей в настоящем, ибо прошлое существует для нас через настоящее и благодаря ему. По-своему выразил эту мысль К. Ясперс: «История непосредственно касается нас... А все то, что касается нас, тем самым составляет проблему настоящего для человека».

Первоначальное значение слова «история» восходит к греческому «ioropia», что значит «расследование», «узнавание», «установление». Таким образом, первоначально «история» отождествлялась со способом узнавания, установления подлинных событий и фактов. Однако в римской историографии оно приобрело уже второе значение (рассказ о событиях прошлого), то есть центр тяжести был перенесен с исследования былого на повествование о нем. В эпоху Возрождения возникает третий смысл понятия «история». Под историей стали понимать род литературы, специальной функцией которой было установление и фиксирование истины.

Однако, как самостоятельная область знания, тем более научного, история не рассматривалась еще долгое время. Она не имела собственного предмета в период Античности, Средних веков, Возрождения и даже в эпоху Просвещения. Как согласуется этот факт с достаточно высоким престижем и большой распространенностью исторических знаний? Как увязать его с огромным количеством содержащих исторические сведения произведений, от Геродота и Фукидида, через бесчисленные средневековые хроники, летописи и «жития», до исторических исследований начала Нового времени? Объясняется это тем, что история долгое время была интегрирована в общую систему знаний. В эпохи Античности и Средних веков она существовала и развивалась в сочетании с мифологией, религией, теологией, литературой и в какой-то мере с географией. В эпоху Возрождения ей дали мощный импульс географические открытия, расцвет искусства, политические теории. В XVII-XVIII веках история была связана с политической теорией, географией, литературой, философией, культурой.

Потребность в выделении собственно научных знаний стала ощущаться со времени естественнонаучной революции (XVII век). Однако, и в начале XIX века продолжала сохраняться «нерасчлененность» «философского» и научного знания, с одной стороны, и самой науки по дисциплинам, с другой.



История, как научная дисциплина

Одну из первых попыток определить место истории как научной дисциплины, обладающей собственным предметом, предпринял немецкий философ В. Круг в работе «Опыт систематической энциклопедии знаний». Круг разделил науки на филологические и реальные, реальные — на позитивные (юридические и богословские) и естественные, естественные — на исторические и рациональные и т.д. В свою очередь «исторические» науки подразделялись на географические (место) и собственно исторические (время) дисциплины.

В конце XIX века французский философ А. Навиль подразделил все науки на три группы:

1. «Теорематика» — «науки о пределах возможностей или о законах» (математика, физика, химия, биология, психология, социология).

2. «История» — «науки о реализованных возможностях или фактах» (астрономия, геология, ботаника, зоология, минералогия, история человечества).

3. «Каноника» — «наука о возможностях, реализация, которых была бы благом, или об идеальных правилах поведения» (мораль, теория искусств, право, медицина, педагогика).

Изучение любой науки начинается с определения понятий, которыми она оперирует в процессе познания как природы, так и общества. С этой точки зрения возникает вопрос: что такое история как наука? Каков предмет ее изучения? Отвечая на этот вопрос, прежде всего необходимо различать историю как всякий процесс развития природы и общества, тесно связанных между собой, и историю как науку об этих процессах.

Поскольку история общества представляет собой совокупность конкретных и многообразных действий и поступков отдельных людей, человеческих сообществ, находящихся в определенной взаимосвязи, составляющих все человечество, предметом изучения истории является деятельность и действия людей, вся совокупность отношений в обществе.

Известный русский историк В.О. Ключевский так писал об истории как науке: «В научном языке слово «история» употребляется в двояком смысле: 1) как движение во времени, процесс и 2) как познание процесса. Поэтому все, что совершается во времени, имеет свою историю. Содержанием истории, как отдельной науки, специальной отрасли научного знания, служит исторический процесс, т.е. ход, условия и успехи человеческого общежития или жизнь человечества в ее развитии и результатах» (В.О. Ключевский. Курс русской истории. М., 1956. Т. I. Ч. I. С. 14).

Историки изучают свой предмет во времени диверсифицировано, частями, под разными углами зрения. Неупорядоченность, дробность, неравномерность, «белые пятна» и «серые ниши» прошлого — таково полотно исторического времени. Но историческое знание в целом позволяет, когда необходимо, перевести взгляд и увидеть все многообразие «мира истории», структуры и связи, события и действия, бытие народов и повседневную жизнь героев и «маленького» человека, обыденное сознание и глобальное мировоззрение.



История — наука многоотраслевая

В связи с тем, что содержанием исторической науки является исторический процесс, раскрывающийся в явлениях человеческой жизни, а явления эти чрезвычайно многообразны, соответственно и история — наука многоотраслевая, она слагается из целого ряда самостоятельных отраслей исторического знания, а именно: политическая история, гражданская, история хозяйства, история культуры, военная история, история государства и права и т.д.

История подразделяется и по широте изучения объекта: история мира в целом (всемирная или всеобщая история); история мировых цивилизаций; история континентов (история Азии и Африки, Латинской Америки); история отдельных стран и народов (история США, Канады, Китая, России и т.д.).

Сложился ряд вспомогательных исторических дисциплин, разрабатывающих общие вопросы методики и техники исторических исследований. Среди них: палеография (история письма), нумизматика (монеты, ордена, медали), топонимика (изучение названий географических мест), источниковедение (общие приемы и методы изучения исторических источников) и т.д.

История — наука конкретная, требующая точного знания хронологии (дат), фактов, событий. Она связана с другими гуманитарными и социальными науками. Эти отношения в разные периоды складывались по-разному, но крупнейшие представители историографии всегда верили в «общий рынок» общественных наук. Эта вера сохраняется и сегодня. Взаимопроникновение и взаимообогащение социальных наук, так называемая междисциплинарность, — явление характерное для XX столетия. Обусловлено оно размежеванием социальных наук, их выделением в самостоятельные области знания, в результате чего процесс разделения труда и специализации сопровождался углублением взаимосвязей.

История, как впрочем, и другие гуманитарные и социальные науки конца XIX — XX вв. не избежала влияния и психологии. Большой популярностью пользовались на рубеже XIX-XX вв. книги Г. Лебона «Психологические законы эволюции народов» (Лебон. 1894 год) и «Психология народов и масс» (Лебон. 1895 год), где обосновывалось предположение о вступлении европейского общества в «эру толпы», когда разумное критическое начало, воплощенное в личности, подавляется иррациональным массовым сознанием. Австрийский психолог З. Фрейд считал, что его концепция «подсознательного» может быть ключом к пониманию исторических личностей, а «Эссе» Фрейда о Леонардо да Винчи, написанное в 1910 году, было по существу, первым опытом психоистории.

Термин «психоистория» появился в 50-е годы в США, где в это время издавались журналы по психоистории. Их героями были такие исторические личности, как Гитлер, Троцкий, Ганди и т.д. Психоанализ оказал большое влияние на критику некоторых исторических источников — дневников, писем, воспоминаний.

Стал учитываться факт психологической потребности автора в фантазиях. Отдельной темой стало изучение дневниковых записей о снах. Известны примеры применения психоанализа к социальным группам, например, к истории крестьянских и городских религиозных движений, при изучении которых историки нередко имеют дело с отклонениями. Но в целом расцвет психоистории оказался непродолжительным, а возможности ограниченными.

Сегодня для историков очевидны и значимость, и ограниченность возможностей психоанализа для их дисциплины. Области, где может эффективно использоваться психоанализ, очерчены достаточно четко: исследование выдающихся личностей, изучение культурных традиций. Задача синтеза истории и психологии, если она имеет смысл, все еще остается делом будущего.



Изучение истории

По сравнению с другими гуманитарными и социальными науками, изучающими какую-либо одну из сторон общественной жизни, история отличается тем, что предметом ее познания является вся совокупность жизни общества на протяжении всего исторического процесса. К тому же, многие проблемы прошлого и современности, которыми занимаются политологи, экономисты, социологи, этнологи и другие специалисты гуманитарно-социального цикла, могут быть решены только на основе исторического подхода и исторического анализа, на базе работы, проделанной историками, ибо только сбор, систематизация и обобщение огромного фактического материала позволяет увидеть и понять тенденции общественного развития.

Изучение и преподавание истории в современных условиях осложняется рядом обстоятельств:

 
1. Процесс переосмысления прошлого в нашей стране идет в условиях смены общественно-экономического и политического строя, в условиях формирования новых морально-нравственных ценностей. В этой связи история стала настоящим полем сражения, полем политической борьбы, на котором сталкиваются не только научно обоснованная критика, но и политизированные точки зрения, сторонников которых интересует не столько историческая правда, сколько аргументы в пользу своего существования. А это вместо одной полуправды порождает другую.

 
2. История всегда была тесно связана с политикой, интересами и судьбами правителей, которые редко поощряли желание историков знать правду и сообщать ее обществу. Сегодня это ощущается особенно остро. Поэтому приходится сталкиваться с предвзятостью и субъективизмом в оценках исторических событий, особенно советского периода.

 
3. К сожалению, уровень исторической подготовки и общей политической культуры нашей молодежи не создает благоприятных условий для глубокого критического осмысления и восприятия многочисленных публикаций, искажающих картину исторического развития нашей страны.

 
4. Положение осложняется и отсутствием общих учебников истории мира. Имеющиеся отдельные учебники и учебные пособия единичны.



Функции истории

Познавательная (интеллектуально-развивающая) функция состоит прежде всего в конкретном изучении исторического пути развития человеческого общества (истории мировых цивилизаций), в теоретическом обобщении фактов и событий, а также в выявлении главных тенденций истории развития мировых цивилизаций и их особенностей, нашедших отражение в исторических источниках.

Мировоззренческая функция состоит в том, что мировоззрение — взгляд на мир, общество, законы его развития может быть научным только тогда, когда опирается на объективную реальность, то есть исторические факты. История мировых цивилизаций, ее фактологическая сторона, является фундаментом, на котором базируется наука об обществе. Одним из важнейших мировоззренческих аспектов изучения курса является формирование историзма мышления, ибо он приучает мыслить историческими категориями, видеть общество в развитии, оценивать явления общественной жизни по отношению к их прошлому и соотносить с последующим ходом развития.

Практически-политическая функция состоит в том, что история, выявляя на основе теоретического осмысления исторических фактов закономерности развития человеческого общества, помогает выработать научно-обоснованный политический курс, избегать субъективных решений. В единстве прошлого, настоящего и будущего — корни интереса народов к своей истории. История призвана облегчить обществу и человеку самоосознание и показать пути к самоусовершенствованию. Прошлое не уходит бесследно, у него нет границ, его нельзя отменить. Забвение его — трагедия для последующих поколений, ибо человеческое общество не может развиваться без духовного наследия. Без него оно обречено на деградацию.

Воспитательная функция способствует формированию гражданских качеств, помогает осознать такие категории, как честь, долг перед обществом, добро и зло и в целом морально-нравственные ценности человечества в их развитии.



Периодизация мировой истории

Одной из важных проблем исторической науки является проблема периодизации развития человеческого общества. Периодизация — это установление хронологически последовательных этапов в общественном развитии. В основу выделения этапов должны быть положены решающие факторы, общие для всех стран или для ведущих государств.

Со времени развития исторической науки учеными разработано множество различных вариантов периодизации общественного развития. На сегодняшний день периодизация мировой истории исходит из двух принципов: для ранних периодов становления человеческого общества основополагающими являются материал, из которого изготовлялись основные орудия труда и технология их изготовления. Так появились понятия «Каменный век», «Медно-каменный век», «Бронзовый век», «Железный век», «Атомный век».

Датировка этих периодов устанавливается с помощью естественнонаучных методов (геологических, дендрохронологии и т.д.). С появлением письменности в истории человечества (около 5000 лет тому назад) возникли иные основания для периодизации. Она стала определяться по времени существования различных цивилизаций и государств, которые вели свой счет времени

В целом, мировую историю принято делить на четыре основных периода:

  1. Древний мир (период от выделения человека из животного мира около 2 млн. лет тому назад до падения Западной Римской империи в 476 г. н.э.).
  2. Средние века (период от падения Западной Римской империи до начала эпох Возрождения XVI в.).
  3. Новое время (от эпохи Возрождения до 1918 г. — окончание первой мировой войны).
  4. Новейшее время (с 1919 г. до наших дней).


Интерпретации исторического процесса

Люди издавна пытались разобраться в сложном историческом процессе. Куда история направлена и есть ли это направление? Каковы этапы истории? В чем заключаются законы ее развития? Эти и другие вопросы человечество разрешает до сих пор. В разные времена на них давались разные ответы. Наличие различных мировоззренческих позиций обусловило наличие различных концепций (от лат. «conceptio» — понимание, система, определенный способ понимания) мировой истории.


Христианская интерпретация

Наиболее ранней является христианская интерпретация (с IV-V вв. до середины XVIII в.). Основная ее проблема — вопрос о смысле и содержании человеческой земной истории. С точки зрения христианства, смысл истории заключается в последовательном движении человечества к Богу, в познании конечной истины, дарованной человеку в Откровении. Содержанием исторического процесса является освобождение человека, превращение его в сознательного исторического деятеля. Так, «отец истории» Геродот основным содержанием исторического процесса считал борьбу Азии и Европы, которая к его времени вылилась в серию греко-персидских войн. Историки более позднего времени (Полибей, например) считали главным итогом развития человеческой цивилизации утверждение власти Римской республики во всем Средиземноморье. Часть Библии — книга пророка Даниила — разделяла мировую историю на периоды существования той или иной империи, которая главенствовала в мире.

Отсчет человеческой истории ведется от грехопадения Адами и Евы и изгнания их из рая. Идея конца истории (конца света), сроки которого скрыты от человеческого разума, замалчивается. Тот факт, что различные народы живут в разном историческом времени, объясняется различием сроков принятия христианства, в связи с чем выделена магистральная линия истории (христианские народы) и тупиковые ее линии (языческая периферия).

Христианская интерпретация истории оставила в наследство исторической науке идею всемирной истории. В настоящее время переизданы труды по русской истории Г. Флоровского, Н. Канторова, А. Нечволодова — сторонников христианской концепции.

С началом нового времени христианская концепция была подвергнута критическому переосмыслению.


Рационалистическая концепция истории

Рационалистическая концепция истории, нашедшая философско-теоретическое обоснование и систематизацию в философии истории Гегеля.

Основной проблемой этой концепции является взаимосвязь духовного и естественного в историческом процессе. И Гегель считал историю универсальной, развивающейся по общим и объективным законам. Для мыслителя характерен тезис о том, что важнейшим общественным институтом является государство: как наличное бытие нравственной идеи (Гегель) или как политико-юридическая надстройка. Их объединяет также и интерпретация исторического познания — в состав его они включают как раздел, связанный с изучением фактической стороны истории, так и теоретико-методологический раздел: философия (Гегель) или социология (Маркс). Однако, Гегель осмысливал мировую историю с помощью актуального в ту пору понятия «дух народа». Этот дух, по мысли Гегеля, проявляется в религии, искусстве, науке, нравственной жизни общества, в конституции, государстве. На первый план в историческом процессе Гегель выдвигал тот или иной народ — носитель абсолютного духа. Исходным начальным пунктом мировой истории Гегель считал Древний Восток. Эпохи существования Древнего Востока, Античности, Средневековья, Нового времени выступали у Гегеля ступенями мировой истории. Через всю историю человечества Гегель проводил идею развития, которая проявлялась в том, насколько общество осознало идею свободы, насколько оно воплощало эту идею в праве, государственном устройстве и т.д. Гегелевскому идеализму в объяснении исторического развития Маркс противопоставил материализм.

Согласно понятиям исторического материализма, или материалистическому пониманию истории, производство и воспроизводство материальных благ являются вечной естественной необходимостью человеческого существования, основой исторического развития общества. Занимаясь производством материальных благ, люди не только используют, видоизменяют материал природы, но и видоизменяются сами, совершенствуются, формируются как социальные существа. Способ производства материальной жизни, по Марксу, обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а наоборот, общественное бытие определяет сознание.


Цивилизационный подход

Основной структурной единицей исторического процесса, с точки зрения этого подхода, является «цивилизация». Термин «цивилизация» происходит от латинского корня «civil» — государственный, городской, гражданский. Он употреблялся в противовес слову «silvaticus», что в переводе с латинского означает лесной, грубый, дикий. Первоначально слово «цивилизация» использовалось, имея три распространенных значения.

Первое — синоним культуры, второе — ступень общественного развития, следующая за варварством, третье — уровень, ступень общественного развития материальной и духовной культуры. В силу универсальности и многозначности этой категории, она трудно поддается определению. Существует более ста определений «цивилизации». Однако для цивилизационного подхода к историческому процессу огромное значение имеет понимание «цивилизации» как целостной общественной системы, все составные которой тесно взаимосвязаны, несут на себе печать своеобразия той или иной цивилизации. Сама же система имеет внутренний (самостоятельный) механизм функционирования.

Такой подход был характерен для русского мыслителя XIX в. Н.Я. Данилевского (1822-1885 годов), который писал о цивилизации, что «главное ... должно состоять в отличии культурно-исторических типов, так сказать, самостоятельных, своеобразных планов религиозного, социального, бытового, промышленного, политического, научного, художественного, одним словом, исторического развития».

Как целостную общественную систему представлял цивилизацию и известный английский историк и социолог А. Тойнби (1889-1975 гг.). «Цивилизации, — считал он, — это целостности, части которых согласованы друг с другом и взаимозависимы... Все аспекты социальной жизни цивилизации, находящейся в стадии роста, скоординированы в единое социальное целое, где экономические, политические и культурные элементы согласованы в силу внутренней гармонии».

По мнению ученых, существо цивилизации, ее своеобразие определяет ряд факторов: природная среда, система ведения хозяйства, политическая система и социальная организация общества, религия (или идеология, возведенная в ранг религии), духовные ценности, менталитет. При этом, менталитету (ментальности) уделяется особое внимание.

Единого общепринятого понятия ментальности (менталитета) не существует, однако в широком историческом контексте понятие ментальности адекватно особенностям общественного сознания. «Цивилизация — это сообщество людей, имеющих общие фундаментальные основы ментальности (общественного сознания), общие основополагающие духовные ценности и идеалы, а также устойчивые особые черты в социально-политической организации, экономике, культуре».


Развитие человечества, происходит в форме сменяющих друг друга цивилизаций, каждая из которых вырабатывает свои культурно-исторические традиции, этические нормы, религиозные системы. Цивилизации не являются чем-то застывшим, неподвижным. Так, Арнольд Тойнби (1888-1975 годы), несомненно, звезда первой величины в философии истории XX века, основной, стержневой идеей своего 12-томного труда «Постижение истории», над которым он работал более двух десятилетий (1934-1961 гг.) выдвинул теорию круговорота сменяющих друг друга локальных цивилизаций. Он идентифицировал 32 цивилизации, резко выступая против представления о прямолинейности исторического процесса. Реальные земные цивилизации, по мнению Тойнби, вычерчивают другие траектории развития. Они, во-первых, далеко не прямые, а во-вторых, легко «ломаются» на отдельные отрезки — стадии. При этом число стадий циклически ограничено, и они вытянуты в цепочку: возникновение — рост — надлом — распад. На месте распавшихся цивилизаций возникают новые, и цикл развития возобновляется.

Стадиально-циклическое развитие цивилизаций, по Тойнби, носит дискретный характер. Это означает, что переход от одной стадии к другой происходит не автоматически, и что не все цивилизации в обязательном порядке проходят все названные стадии. Любая цивилизация и в любое время в силу ряда причин может сойти с циклической дистанции истории, не выдержав ее напряжения. Не исключается и возможность попятного движения.

Главную роль в развитии цивилизаций, по Тойнби, играет творческое меньшинство («авангард цивилизации»). Именно оно вдохновляет и активизирует рядовых членов общества (нетворческое большинство). Обычные, простые люди становятся последователями и проводниками их возвышенных идей. Однако, с течением времени отношения между ними нарушаются, появляются противоречия, которые, накапливаясь и углубляясь, рушат их союз. Причин этого много. Но ответственность за расстройство рассматриваемых отношений лежит, главным образом, на «авангарде цивилизации», который со временем самоуспокаивается, что не стимулирует его дальнейшего творческого роста.

Снижающийся авторитет творческого меньшинства, особенно его лидеров, заставляет их прибегать к силовым методам правления, а это превращает их в доминирующее (правящее) меньшинство. Его формирование, — по мнению Тойнби, — свидетельство надлома и последующей гибели цивилизации.

В стремлении не допустить крах надломленной цивилизации, доминирующее меньшинство инициирует создание универсального государства, в котором власть является самоцелью и с созданием которого общество теряет внутренний источник развития. Все это, по Тойнби, не более, чем «предсмертный бросок» доминирующего меньшинства, ибо радикально ничего уже невозможно изменить: процесс разложения цивилизации необратим.

Историческое вырождение творческого меньшинства болезненно сказывается и на нетворческом большинстве. Оно тоже вырождается, но по-своему — в пролетариат, обездоленную, бесправную массу людей, которая рвет всякие связи и, прежде всего, духовные, с доминирующим меньшинством. Цивилизация вступает в полосу социальных взрывов, в ходе которых пролетариат создает так называемую «высшую религию», из которой со временем возникает новая и естественно «искажённая цивилизация».

Преимущества цивилизованного подхода

В последнее десятилетие мысль отечественных философов и историков все больше обращается к цивилизационному методу. Чем же привлекает внимание цивилизационный подход? В чем его преимущества?

Сильными сторонами этого метода являются:

  1. «Очеловечивание истории». Человек — начало и конец истории. В этом главное достоинство этого метода.
  2. Его универсальность, ибо он ориентирован на познание истории общества с учетом стран и регионов. Его принципы применимы к истории любой страны или группы стран. Это дает возможность глубже понять исторические процессы, их особенности, способствует выявлению самоценности каждого общества, его места в мировой истории и культуре.
  3. Важнейшим его достоинством является представление об истории как многовариантном, многолинейном процессе.
  4. Большое значение для понимания исторического процесса отводится религии, культуре, менталитету народов, то есть духовно-нравственному и интеллектуальному факторам.

Но, как всякая теория, цивилизационный подход имеет и слабые стороны:

  1. Универсальность, будучи достоинством теории, одновременно является и недостатком, поскольку эти принципы активно работают главным образом на «глобальном уровне», а разработка конкретных проблем требует применения других методик.
  2. Слабость этого подхода состоит в аморфности критериев выделения типов цивилизации. В одних цивилизациях довлеет экономическое начало, в других — политическое, в третьих — религиозное, а в четвертых — культурное.
  3. Большие трудности возникают у исследователей при рассмотрении вопросов ментальности (менталитета) народов. Духовно-нравственные, интеллектуальные структуры человечества, несомненно, играют важнейшую роль, но их индикаторы расплывчаты, мало уловимы.
  4. Ощущается недостаточная разработка понятийного аппарата этой методологии. Достаточно сказать, что на сегодняшний день нет единого критерия определения такой базовой категории, как «цивилизация».

Все это вместе взятое позволяет сделать вывод о том, что оба подхода — формационный и цивилизационный — дают возможность рассматривать историческое развитие человеческого общества под разными углами зрения, с разных сторон.

На сегодняшний день нет особых оснований отказываться от многих положений марксизма в понимании исторического процесса. В частности, понятие "формация" не утратило своей актуальности, не стоит только егоабсолютизировать. Нельзя утверждать, что все народы, вступившие на путь цивилизационного развития, обязательно проходят все пять выделенных Марксом стадий, но такая стадия, например, как феодализм, общепризнанна. Полное право на существование имеет и цивилизационный подход. Ибо в рамках одной формации могут существовать несколько цивилизаций одновременно, а некоторые цивилизации существуют, проходя за свою историю несколько формационных стадий.

Каждый из рассматриваемых подходов имеет сильные и слабые стороны, но, если не впадать в крайности, а взять лучшее, что имеется в той и другой методологии, историческая наука только выиграет.


«Вызов» и «ответ» исторического развития цивилизации

Среди других механизмов исторического развития цивилизаций Тойнби называет такие, как «вызов» и «ответ». По мнению английского мыслителя, «вызов» — фундаментальная проблема, с которой сталкивается любая цивилизация. «Ответ» же аккумулирует понимание того, как ведет себя общество в условиях, когда историческая ситуация ставит под вопрос само его существование. «Вызов» чаще всего связан с внешними факторами, а «ответ» — с внутренними.

«Вызовы» могут исходить как из природной, так и социальной среды. Тойнби обнаружил, что первые цивилизации (китайская, индийская, египетская, вавилонская) были следствием «ответов» древних людей на «вызовы» больших рек — Нила, Евфрата, Тигра, Ганга. Из «вызовов» природной среды он выделил стимул «бесплодной» и «новой» земли. Из вызовов человеческой среды мыслитель рассматривал стимул неожиданных ударов (восстаний, вооруженных вторжений со стороны других государств и т.д.), стимул давлений («форпостного» существования народов, государств, городов в условиях постоянной угрозы извне) и стимул ущемления (бедности, расовой, классовой или религиозной дискриминации, иммиграции и т.д.). «Цивилизации, — по мнению Тойнби, - развиваются благодаря порыву, который влечет их от «вызова» через «ответ» к дальнейшему «вызову».

В концепции английского историка содержится много глубоких идей, в частности, взгляд на различные культуры и цивилизации как на уникальные и неповторимые феномены, исторический путь и облик которых определяется не только экономикой, но и массой других, не менее важных факторов. А. Тойнби, таким образом, преодолел экономический детерминизм марксизма, но его концепция не свободна от некоторого налета мистики, что делает ее менее понятной и объяснимой.



Познание и содержание истории

Познание истории нельзя сводить только к поиску причинно-следственных связей явлений и событий. История имеет дело с живыми формами «бытия», а в них немалую роль играет «судьба», элементы случайности. Повороты «судьбы» приводят к тому, что в истории практически всегда имеются альтернативы (варианты) развития.

Содержание мировой истории, по Шпенглеру, составляют феномены отдельных, следующих друг за другом, рядом вырастающих, соприкасающихся, затеняющих и подавляющих одна другую культур. Под культурой он понимал органическую совокупность всех форм истории и форм «живого мира», душевно-духовной стихии человеческого бытия.

Шпенглер был страстным и убежденным сторонником уникальности и самобытности разных культур. Не только античность и Западная Европа, но также Индия, Египет, Китай, Вавилон, арабская, русская культуры рассматривались им как меняющиеся проявления и выражения единой, находящейся в центре всего жизни. Ни одна из культур, по Шпенглеру, не должна занимать преимущественного положения. Все они имеют одинаковое значение в общей картине истории. В основе каждой отдельной культуры, по Шпенглеру, лежит «своя великая душа, своя собственная идеальная форма, свой первообраз, или чистый тип. У каждой культуры свое собственное мирочувствование, собственные страсти, желания и надежды; она доступна и понятна лишь тому, кто душой принадлежит этой культуре». О. Шпенглер считал, что во всех культурах переход к цивилизациям сопровождался революциями неимущих, появлением уравнительных идей, установлением диктаторских режимов.



Факторы и проблемы среды истории

По-своему видели проблемы мирового развития основатели и последователи исторической школы, сложившейся вокруг редакции журнала «Анналы экономической и социальной истории» (1929 г.) французские историки Ф. Бродель (1886-1944 гг.), Л. Февр (1878-1956 гг.).

Не придавая первостепенного значения историческим закономерностям либо случайностям в объяснении явлений прошлого, они на первый план выдвинули фактор «среды» (исторического времени), которая, по их мнению, не измеряется мерой длительности, а является как бы плазмой, в которой плавают исторические феномены и только в ней, в этой конкретно-исторической «среде», они могут быть поняты. Французских историков интересовали, прежде всего, жизнь, быт, менталитет народов.

Проблемы цивилизационного подхода в познании истории волновали в XIX-XX вв. не только зарубежных, но и отечественных историков и философов. Прежде всего, следует назвать оригинального русского мыслителя Данилевского Н.Я. (1822-1885 гг.), который в книге «Россия и Европа» (1869 г.) выдвинул свою концепцию мировой истории. Фундаментальная, сущностная реальность истории выступает у Данилевского в виде культурно-исторических типов — особых, достаточно устойчивых общностей или объединений народов.

Н.Я. Данилевский выделил такие самобытные культуры, как египетская, индийская, вавилонская, иранская, римская, китайская, германо-романская, еврейская, греческая и т.д. По его мнению, каждый культурно-исторический тип характеризуется: одним отдельным или группой родственных языков; политической независимостью; неповторимостью своих цивилизационных начал; разнообразием входящих в него этнографических элементов; определенной, всегда ограниченной суммой сил для самореализации, для практического осуществления «своих идеалов правды, свободы, общественного благоустройства и личного благосостояния».

В каждом культурно-историческом типе мыслитель выделил определенные ступени развития, уподобив их живым организмам. При таком подходе все культурно-исторические типы, как и народы, их составляющие, «нарождаются, достигают различных ступеней развития, стареют, дряхлеют и умирают». Все культурно-исторические типы имеют естественное честолюбие, склонность расширять пределы своей деятельности и своего влияния; исторические инстинкты, то есть симпатии и антипатии к другим народам; высшие нравственные начала, определяющие их жизненную активность, своеобразие конечной цели или судьбы. Отношения между культурно-историческими типами, по Данилевскому, носят жесткий характер. Они пронизаны логикой взаимной  борьбы, вытеснения, розни. Столкновения народов подобны бурям и грозам в природе. Сильные и энергичные культурно-исторические типы предают смерти дряхлые, агонизирующие культурно-исторические типы.

Однако, отношения между культурно-историческими типами не исчерпываются только логикой борьбы. Они более многомерны. Каждый культурно-исторический тип вносит свой вклад в многообразно единую цивилизационную жизнь человечества. Процесс состоит не в том, «чтобы всем идти в одном направлении, а в том, чтобы все поле, составляющее поприще исторической деятельности человечества, исходить в разных направлениях».

По мысли Данилевского, в мире нет и не должно быть привилегированных культурно-исторических типов. Ни одна цивилизация не может претендовать на эталон человеческого общежития. Но каждая недосягаемо велика в чем-то одном, самобытно своем — в том, что касается ее исторической судьбы, ее духовного начала, ее идеи. Искусство, развитие идеи прекрасного — отличительная черта греческой цивилизации; право и политическая организация — римской; выдвижение и наиболее полное развитие «идеи единого истинного Бога» — еврейской; науки о природе — германо-романской. 

Славянская цивилизация во главе с Россией, по Данилевскому, еще только разворачивается, набирает исторический разгон. Но цель ее обозначилась уже достаточно определенно — справедливое устройство общественно-экономической жизни людей.

Н. Данилевский отмечал такие общие черты славянства, как ненасильственность, терпимость, религиозность, общинность, доверительность по отношению к власти, приоритет общегосударственных интересов над личными.

История славянства, это ключ к пониманию будущего.


 

Лента новостей | Главная | История | Цели и задачи | Информация | Проекты | Спонсоры и партнёры | Гостевая | Интернет-киоск | Контакты | Карта сайта

Культура | Спорт | Наука | Здоровье

Школа Майтрейя Сангха

Наша кладовая

Агни

 
                                   
 

тел.: +7(495) 496-0335
тел.: +7(495) 790-8204
e-mail: smspro@smspro.ru

Center of culture, science, health and sports "URGA".

 

© 2011 АНО «Центр культуры, науки, здоровья и спорта «УРГА».